о конце ртах


Стандартно величствнный Аукцыон, уставший Федоров Леонид, не в меру интеллигентная публика. Предупредительно предупрждающая охрана, только сидячие места… Тихонько пряча голову в плечи, народ легонько пританцовывает пятками и хлопает в ладоши под стульями. Федоров потеет уже полтора часа, реакция народа все та же. Первый в меру упитанный человек выскочил на «потанчить» перед сценой — до конца концерта двадцать минут. Первый охранник — пошел! Второй охранник — пошол! Третий охранник — пошол! Четвертый-пятый, стоять на месте!
Первый в меру упитанный человек, выскочивший на «потанчить» перед сценой плюс несколько нежных захватов охраны послужили катализатором всем более-менее молодым и совсем не юным интеллигентнейшим ингибиторам в зале. Чорт, как противно было чувствовать себя в их числе…
А жена сказала: «Хм, приятно удивлена. Я не знала, что в Минске так много людей с лицами, обезображенными интеллектом. В самом лучшем смысле этого и всех остальных слов».
Вывод: славутая беларуская памяркоунасць — обычная трусость и боязнь принятия решений.

Спадчына загiнуушых вёсак, как это ни странно звучит, имеет свойство успокаивать.

Есть, что сказать? Действуйте!