про танцы в лифту и другие состояния тел

танцы это не более чем попытка тела размяться. а при хорошем состоянии тела — это стимулирующее средство, для любви скорее всего.

когда я делаю двигательные движения вперед, я ощущаю себя рыбой. когда я начинаю двигать еще и вниз, то становлюсь похожим на утку. если же начинаются сложные изнибы и перемещения как серпантин по всем осям лампочки, то это уже танец цапли или по крайней мере неземной красоты животного всея человечества. типа мишки гризли, но пернатого.

а через пять минут мои соли рассосались. теперь при повороте головы я чувствовал лишь приятный холодок, и мышцы не скрипели у меня в голове как трясогузки, и не крошились бы окаменевшие частички, что все невечно. и не было бы так тесно на душе и в поджелудочке.

а на самом деле, соли рассосались и чувствуешь в этих местах себя совсем по-старому (хотел сначала написать — по-новому, но потом понял, что все-таки по-старому). и даже кровь к волосам прилила. после этого появляется свежесть в мыслях вообще, обо всем, о центре и ядре вселенной, например. и так далее, в центр ея. например, путь может быть не только из точки а вточку б, но и из точки рождения а в точку рождения б!

потом свежесть плавно как водопад начинает снисхождение проявлять и — бах! — мордой в снег аки падчерицу какую, аж в глазах мутит.

водка дает такие приливы меланхолии по первоисточнику, фу. жду. все хорошо.

ctrl+s [далее нрзб.]

Есть, что сказать? Действуйте!